kblgroup.ru

Закрыть ... [X]

Марк Хант не нуждается в представлении. Поклонникам ММА и кикбоксинга он знаком как невероятно волевой и сильный боец с поставленным нокаутирующим ударом с обеих рук. В этом сентябре на английском языке вышла его автобиографическая книга «Рожден для Битвы», в которой Марк делится шокирующими подробностями своего детства: история ранних лет жизни Марка Ханта, которую раньше знало всего лишь несколько человек.

Марк Хант вспоминает, как он был связан и избит до изодранной в кровь спины: «Это означало, никакой школы три недели, поэтому это даже неплохо, – смеется боец. – Мой отец был жестоким: он начинал с психологических игр, прежде чем начать нас лупить. Однажды он связал меня в гараже, задрав руки над головой, и бил черенком лопаты. После этого я убежал, но за мной пришли мои братья и потребовали вернуться обратно, иначе отец отлупит всех».

Тем не менее, Марк отделался намного легче своей старшей сестры, Виктории. Виктория была объектом сексуального насилия со стороны отца на протяжении 12 лет, до наступления совершеннолетия в 18, когда она уехала из родительского дома. Виктория рассказывает: «Это происходило почти каждый день – мать потворствовала этому, она все знала. Также знали об этом и прислужники мормонской церкви, которую посещали родители, но они ничего не сделали. Я была единственной, кто защищал братьев, я для этого выживала. Стив был шизофреником, Джон – отшельником, Марк – хулиганом. Марк был самым младшим, я его защищала – никого другого рядом не было».

Семья Хантов: Марк на руках у матери, Стив – слева, Джон – справа, Виктория – крайняя справа

Марк Хант: «Да, я был хулиганом. Уличные драки были моим способом справиться со злобой к родителям. Дом никогда не был безопасным местом – мне было комфортнее на улицах». Хант угонял машины, участвовал в разбоях и грабежах, отсидел девять месяцев в тюрьме, а потом получил и второй срок. «Я делал много, много неправильных вещей, я это признаю. Если я бы мог, я бы извинился перед каждым человеком, кто пострадал».

Однажды ночью, в очередной драке перед ночным клубом, Марк был замечен местным бойцом и предпринимателем Сэмом Мастерсом. Он предложил Ханту бой в кикбоксерском поединке, за победу в котором Марк получил шесть банок пива. Это стало стартом его головокружительной карьеры в единоборствах. Но поначалу она не была отнюдь безоблачной: Хант чередовал тренировки и соревнования с курением травы, пьянством и многими часами проведенными за видеоиграми, что привело к шести поражениям подряд в ММА. Однажды он скурил большую сумку мета, и ему поступило предложение стать наркоторговцем. Он также стал рабом покерных автоматов, скармливая им десятки и сотни тысяч призовых.

В одну из бесконечной череды ночей Марк встретил в пабе Сиднея Джули Карен, ставшую в будущем его женой. Только спустя несколько месяцев постоянных встреч он смог ей открыться и рассказать о детстве. «Джули стала первым человеком, кому я смог рассказать об этом, – говорит боец. - Она мой ангел, она была послана, чтобы спасти мою черную задницу. Именно она рассказала, что насилие в семье – это ненормально».

Джули говорит, что Марк был совершенно другим, когда на его впервые встретила, в сравнении с тем человеком, который сейчас с ней и их четырьмя детьми. «Он был интровертом со множеством проблем. У него были гигантские проблемы с социализацией, он даже не умел вести себя за столом и просто болтать. Очевидно это шло от его родителей, которых следует винить. Они просто-напросто не дали ему необходимых навыков, за исключением умения драться. Психологически он всегда готов к драке. «Благодаря» своему отцу Марк не чувствует боли и после драки может спокойно идти в другое место», – поясняет Джули.

«Когда я впервые увидела его отца и мать, я их возненавидела! Его отец – это ужаснейший человек на Земле! Он смотрит и раздевает тебя глазами! Никогда не забуду, как ржала его мать, когда рассказывала, как их отец запирался с Вики в туалете, чтобы заняться сексом. Я была в шоке! Марку потребовались годы, чтобы осознать, что его мать была таким же дьяволом, как и его отец!»

Каждый сантиметр собственного зала Ханта в австралийском Сиднее до сих пор усеян граффити из его любимых видеоигр, вроде Джаггернауата из X-Men. Марк использовал видеоигры как средство побега от проблем. Он мало говорит о своих братьях. Казалось бы, пройдя столько горестей вместе, они должны бы были сплотиться. Однако на деле все наоборот. Марк рассказывает: «Мы просто пытались выжить в этой дыре. Как бродячие псы. Я приветствую их, но никогда не говорю, что люблю. Тяжело говорить такие вещи в нашей семье. Моя сестра сильная, мне очень жаль ее, но я никогда не говорил с ней о том, что произошло».

Джули, жена Марка, в конце концов объявила ультиматум: «Получи психологическую консультацию, или я ухожу!». Психологическая помощь помогла ему справиться с проблемами, преследующими его из детства, и дала навыки для борьбы с вспышками гнева. «У Марка все еще есть проблемы, но ментально он очень силен и он вышел из этой семейки самым нормальным, – говорит Джули. - Я горда тем, чего достиг Марк сегодня. Он не похож на своего отца».

Отец Ханта умер от рака поджелудочной железы в 2005 году. Его брат Стив, страдающий шизофренией, живет с сестрой Викторией и ее семьей. Другой брат, Джон, покончил с собой в 2013 году.

Марк Хант об отце: «Не знаю, что о нем думать. Иногда он был хорошим – раз в неделю, остальное время был сущим дьяволом. Я, вероятно, не ненавижу его. Если бы не он, я бы не был там, где нахожусь сейчас. Он научил меня одной вещи… Не быть таким, как он».

ДАЛЕЕ ОПУБЛИКОВАНЫ ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ МАРКА ХАНТА «РОЖДЕН ДЛЯ БИТВЫ»

«Я очень много размышлял, почему нас били. Отец бил нас за любой проступок, в ход шло все, что попадало под руку. Кулаки, ноги, черенок от метлы, электрические провода, сливной шланг от стиральной машины. Шланг был самым отстойным, потому что он был тяжелым и было охеренно больно. И неважно, как сильно он полосовал им – шланг никогда не ломался. Он любил этот шланг, мог упражняться с ним, пока не устанет.

Другим его любимым развлечением было вызвать одного из нас и, приложившись всем весом, ударить в бедро – а ты падал на землю с мертвой ногой. Ты не мог бежать, ты просто лежал на земле, не в силах пошевелиться, и ждал, полностью оказавшись в его власти. Он возьмет шланг? Метлу? Это его шаги?

Он заставлял нас избивать друг друга. Если мы плакали, он напрыгивал и бил нас своими кулаками и ногами. Он злился еще больше и сильнее бил, когда мы плакали. Потом он обвинял нас, говоря, что мы не должны быть так слабы.

Когда я смотрел фильм «Wolf Creek», жестокий ублюдок в лице актера Мика Тейлора напоминал мне отца. Он был бы хорошим мучителем, старый засранец. Он вкладывал всю душу и сердце в свой садизм.

Я думал, что моя старшая сестра Виктория отделывалась сравнительно легко. Это не значит, что он ее не избивал. Она опекала всех нас. Она отвечала за нашу чистоту и послушание, а когда не справлялась с этим (что происходило почти всегда), отец выбивал все дерьмо и из нее. Все-таки я не думаю, что она получала столько же, сколько я и Джон со Стивом.

«Мне было стыдно, что я злился на нее»

Мы все думали, что отец был мягок с Викторией. Он таскал ее с собой в ванну, но мы не слышали звуков ударов, побоев – ни следов крови или синяков на ней, когда они выходили. Как мы тогда думали, эта дрянь не была справедливой. Мы знали, что за дверями происходило нечто странное, но не понимали, насколько это было отвратительно и греховно.

Я не был рад, когда отца арестовали – был слишком маленький для осознания всей глубины проблемы. Я знал только, что он уезжает, и в доме оставалось мало еды. Еще я понимал, что он покидает нас из-за Виктории, и мне тяжко это признавать, но я злился на нее из-за этого. Мы все. Кроме мамы, но она беспокоилась о том, чтобы Виктория не рассказала всей истории полиции. Отец вернулся очень быстро, после того как мама предложила Виктории новый велосипед, чтобы она заткнулась. Я помню, как мы все ввалились в машину и забрали отца с автобусной остановки рядом с магазинами.

Мы все хотели увидеть старика, кроме Виктории, конечно. Когда я посмотрел на него, мне стало его жалко. У него были пустые глаза и одинокий, печальный взгляд. Я никогда его не видел таким. Он медленно сел в машину и постепенно начал становиться самим собой и спустя несколько недель стал таким же, каким был и раньше, только потерял работу, а в доме стало еще меньше еды.

«Впервые мы открыто вышли против него»

С деньгами Виктория могла уехать и начать новую жизнь в другом месте. Заработанные ею деньги на заводе она не могла сохранить – все они поступали на банковский счет отца. Но она работала несколько часов сверх меры, и компания перечисляла ей деньги на другой счет. Побег был запланирован. Виктория заработала деньги и нашла комнату, она определила дату, когда съезжает. Но внезапно, буквально перед самым побегом, отец нашел ее второй счет. Вы уже знаете, как он реагирует на подобного рода вещи. Она была близка к тому, чтобы сдаться.

Потом отец предложил ей «оливковую ветвь»: она отдает ему все деньги, а он взамен позволяет ей уйти. Виктория уже заплатила арендодателю за съем квартиры, поэтому она согласилась. Она понимала, что отец так просто ее не отпустит, поэтому решила покинуть дом незамеченной. И однажды, когда он вернулся домой и увидел ее с упакованными чемоданами – дерьмо полетело на вентилятор.

Несмотря на то, что поддержка среди родных братьев в этом ебаном доме была крайне редка, она попросила нас проводить ее. Мы согласились. Мы трое окружили ее по флангам, словно телохранители, – Джон и Стив перед отцом, и я, самый маленький, сзади. Братья сказали, что Виктория уходит, и если отец попытается остановить их, то они его побьют.

Это было впервые, когда кто-то из нас бросил вызов отцу, впервые, когда мы решили физически попытаться его устранить. Я все еще был маленьким ребенком, но Джон и Стив росли и становились сильнее, особенно крупным становился Стив в свои подростковые годы. Отец мог избить каждого по отдельности, но всю банду победить он был не в состоянии, поэтому у него не было выбора – ему пришлось отпустить Викторию.

                          Марк Хант с женой Джули Карен

У дверей клуба

Джонно был новичком в нашем классе, из своей старой школы он был выгнан за третирование учителей. Именно вместе с ним я впервые познакомился с полицией. Первый раз меня взяли за воровство кроссовок. Копы угрожали мне, но мне было абсолютно насрать, что они там говорят, больше меня беспокоило то, как я буду избит, когда отец узнает об этом. Эта сцена повторялась снова и снова, и скоро я вообще перестал беспокоиться, насколько сильно меня побьет отец после переделок с полицией. Эти избиения были своего рода симфонией моей жизни. Так или иначе, он из меня будет выбивать все дерьмо, независимо от того, что я делаю.

Я смутно помню, что чувствовал, когда отец выбивал из меня дурь. Это не те знакомые чувства, когда меня молотит парень вроде Джуниора дос Сантоса или Стипе Миочича. Я вытеснял боль за пределы своей головы. Она жила где-то в другом месте, но не здесь – она не могла остановить моей битвы. Я никогда не был серьезно травмирован. Я ломал людям челюсти, носы, ребра, глазницы, но я – я всегда оставался в золоте. Если я не чувствовал боли и не травмировался, почему я должен останавливаться?

Я дрался в городах, на юге, в пригородах. Я дрался в школах, на улицах, но однажды, дерясь перед клубом, – одна та драка изменила все. Как-то раз я увидел, как группа парней избивает Джонно, он валялся на земле. Я побежал помогать, но споткнулся и сам завалился рядом с ним, получая свою порцию пинков.

Полиция приехала и оторвала парней от нас. На улице был шум и крики, но в этот момент меня кто-то затащил обратно в клуб – это был мужик с дредами, ниже и старше меня, однако очень сильный, татуированный и очень уверенный в себе. Он сказал мне оставаться в туалете, пока он не вернется. Я прождал где-то час, а когда он вернулся, я понял, что парень спас меня от очередного срока в тюрьме.

– Ты хочешь реальный поединок? – спросил он.

Я удивился: а что я делал до настоящего момента? Мужик сказал слово «муай-тай», но это мне ни о чем не говорило. Потом он сказал слово «кикбоксинг», которого я не понял. Потом он произнес «четверг».

– В этот четверг? – я подал голос.

– В этот, бро.

Без проблем. Мужика зовут Сэм Мастерс, он вышибала в местных клубах, а также боец, тренер и предприниматель.

Только спустя десятилетие я понял, что означала для меня та драка и последующая встреча, но так ведь оно происходит в реальной жизни?

Только оглянувшись назад, можно понять, какая из выбранных дорог привела к нынешнему положению – будь то крушение или фортуна».

 

 

 

 

 


Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/mma_sunday/842458.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Узоры горизонтальные для вязания
Рукоделие тонкая кожа
Бриджи выкройка для мальчика
Схемы как научится вязать крючком для начинающих
Что такое связанные раздачи
Ирландское кружево сеточка крючком видео
Платье вечернее с выкройкой на женщину
Куртка кожаная с кружевами


Хочу чтобы парень меня связал
Хочу чтобы парень меня связал


Я хочу, что бы ты связал меня и делал всё что пожелаешь Один
Эксклюзивное интервью. Внук народной артистки СССР Галины



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ